Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Перейти вниз

Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Татьяна Львовна в Пн 13 Окт 2014 - 14:37

«Что не выскажешь словами-

Звуком на душу навей».


(А. Фет)



Самый распространённый жанр в русском народном творчестве в настоящее время – песня. Огромные песенные сокровища собраны в знаменитых сборниках П. В. Киреевского, П. И. Шейна, А. А. Соболевского.

Песни сопровождали труд русского крестьянина, рассказывали о несчастной любви, о тяжёлой женской доле, о солдатской службе, о крепостной неволе.

Грустные и весёлые, тоскливые и бодрые, они всегда поэтичны и красивы, поражают своим художественным мастерством.

Новые жизненные условия породили в 19 веке коротенькую задорную частушку, а в конце 19-го – начале 20 века широкое распространение получила революционная песня.


«Вперёд заре навстречу, товарищи в борьбе!», «Там, вдали за рекой»,

«Наш паровоз, вперёд лети!»,

Большой Детский хор


Мария Мордасова, частушки 1977 г. (15 минут)

(В конце - рассказ Марии Николаевны о частушке, о народном языке).



Во всём многообразном высокохудожественном народном творчестве: в сказках и былинах, исторических песнях и частушках, в загадках, пословицах и поговорках, в обрядовом фольклоре - отражён внутренний мир русского человека, его жизнь и быт.

Недаром неутомимый пропагандист народного поэтического творчества, его собиратель и исследователь, основоположник советской науки о народном творчестве М. Горький говорил о том, что нельзя знать подлинную историю трудового народа, не зная устного народного творчества.
Приложение:



И. С. Тургенев 1818-1863

В письме из Петербурга к Полине Виардо от 26 октября 1850 года Тургенев пишет, что в добавленном к «Запискам охотника» рассказе изобразил состязание двух народных певцов, очевидцем которого он сам был два «месяца назад».

… … …

- Зачем я тебя зову? – Сказал с укоризной человек во фризовой шинели. –

- Экой ты, Моргач, чудной, братец: тебя зовут в кабак, а ты ещё спрашиваешь, зачем. … Яшка-то с рядчиком об заклад побились: осьмуху пива поставили – кто кого одолеет, лучше споёт то есть… понимаешь?

-Яшка петь будет? – с живостью проговорил человек, прозванный Моргачом. – И ты не врёшь, Обалдуй?

- Я не вру, - с достоинством отвечал Обалдуй, - а ты брешешь. Стало быть, будет петь, коли об заклад побился, божья коровка ты этакая, плут ты этакой, Моргач!



… Итак, рядчик выступил вперёд, закрыл до половины глаза и запел высочайшим фальцетом.

Голос у него был довольно приятный и сладкий, хотя несколько сиплый; он играл и вилял этим голосом, как юлою, беспрестанно заливался и переливался сверху вниз и беспрестанно возвращался к верхним нотам, которые выдерживал и вытягивал с особенным старанием, умолкал и потом вдруг подхватывал прежний напев с какой-то залихватской, заносистой удалью.

Его переходы были иногда довольно смелы, иногда довольно забавны: знатоку они бы много доставили удовольствия; немец пришёл бы от них в негодование. Это был русский tenore di grazia, tenore leger. (Лирический тенор – итал. и франц.)

Пел он весёлую плясовую песню, слова которой, сколько я мог уловить сквозь бесчисленные украшения, прибавленные согласные и восклицания, были следующие:

«Распашу я молода-молодЕнька,

Землицы маленько;

Я посею, молода-молодЕнька,

Цветика алЕнька».

Он пел; все слушали его с большим вниманием. Он, видимо, чувствовал, что имеет дело с людьми сведущими, и потому, как говорится, просто лез из кожи.

Действительно, в наших краях знают толк в пении, и недаром село Сергиевское, на большой орловской дороге, славится по всей России своим особенно приятным и согласным напевом.

Долго рядчик пел, не возбуждая слишком сильного сочувствия в своих слушателях; ему недоставало поддержки, хора; наконец, при одном особенно удачном переходе, заставившем улыбнуться самого Дикого-Барина, Обалдуй не выдержал и вскрикнул от удовольствия.

Все встрепенулись. Обалдуй с Моргачом начали вполголоса подхватывать, подтягивать, покрикивать: «Лихо! Забирай, шельмец!.. Забирай, вытягивай, аспид! Вытягивай ещё! Накаливай ещё, собака ты этакая, пёс!.. Погуби, Ирод твою душу!» и пр. Николай Иванович из-за стойки одобрительно закачал головой направо и налево.

Обалдуй, наконец, затопал, засеменил ногами и задёргал плечиком, а у Якова глаза так и разгорелись, как уголья, и он весь дрожал как лист и беспорядочно улыбался.

Один Дикий-Барин не изменился в лице и по-прежнему не двигался с места; но взгляд его смягчился, хотя выражение губ было презрительным.

Ободрённый знаками всеобщего удовольствия, рядчик совсем завихрился, и уж такие начал отделывать завитушки, так защёлкал и забарабанил языком, так неистово заиграл горлом, что когда, наконец, утомлённый, бледный и облитый горячим потом, он пустил, перекинувшись назад всем телом, последний замирающий возглас, - общий слитный крик ответил ему неистовым взрывом.

Обалдуй бросился ему на шею и начал душить его своими длинными костлявыми руками; на жирном лице Николая Ивановича выступила краска, и он словно помолодел; Яков, как сумасшедший, закричал: «Молодец, молодец!». Даже мой сосед, мужик в изорванной свите, не вытерпел и, ударив по столу, воскликнул: «А-га! Хорошо, чёрт побери, хорошо!» - и с решительностью плюнул в сторону.

… …

-Ну, хорошо, молчать же! – возразил Дикий-Барин. – Яков, начинай!».

… Яков помолчал, взглянул кругом и закрылся рукой. Все так и впились в него глазами, особенно рядчик, у которого на лице, сквозь обычную самоуверенность и торжество успеха, проступило невольное, лёгкое беспокойство.

Он прислонился к стене и опять положил под себя обе руки, но уже не болтал ногами. Когда же, наконец, Яков открыл своё лицо – оно было бледно, как у мёртвого; глаза едва мерцали сквозь опущенные ресницы.

Он глубоко вздохнул и запел…

Первый звук его голоса был слаб и неровен и, казалось, не выходил из его груди, но принёсся откуда-то издалека, словно залетел случайно в комнату.


Странно подействовал этот трепещущий, звенящий звук на всех нас; мы взглянули друг на друга, а жена Николая Ивановича так и выпрямилась. За этим первым звуком последовал другой, более твёрдый и протяжный, но всё ещё видимо дрожащий, как струна, когда внезапно прозвенев под сильным пальцем, она колеблется последним, быстро замирающим колебаньем, за вторым – третий, и, понемногу разгорячаясь и расширяясь, полилась заунывная песня.


«Не одна во поле дороженька пролегала», - пел он, и всем нам сладко становилось и жутко. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он был слегка разбит и звенел, как надтреснутый; он даже сначала отзывался чем-то болезненным; но в нём была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно-беспечная, грустная скорбь.


Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нём и так и хватала за сердце, хватала прямо за его русские струны.


Песнь росла, разливалась. Яковом, видимо, овладевало упоение; он уже не робел, он отдавался весь своему счастью; голос его не трепетал более – он дрожал, но той едва заметной внутренней дрожью страсти, которая стрелой вонзается в душу слушателя, и беспрестанно крепчал, твердел и расширялся.

 

Помнится, я видел однажды, вечером, во время отлива, на плоском песчаном берегу моря, грозно и тяжко шумевшего вдали, большую белую чайку; она сидела неподвижно, подставив шелковистую грудь алому сиянью зари, и только изредка медленно расширяла свои длинные крылья навстречу знакомому морю, навстречу низкому багровому солнцу: я вспомнил о ней, слушая Якова.

Он пел, совершенно позабыв и своего соперника, и всех нас, но, видимо, поднимаемый, как бодрый пловец волнами, нашим молчаливым, страстным участьем.

Он пел, и от каждого звука его голоса веяло чем-то родным и необозримо широким, словно знакомая степь раскрывалась перед вами, уходя в бесконечную даль.

У меня, я чувствовал, закипали на сердце и поднимались к глазам слёзы; глухие сдержанные рыданья внезапно поразили меня…

Я оглянулся – жена целовальника плакала, припав грудью к окну.

Яков бросил на неё быстрый взгляд и залился ещё звонче, ещё слаще прежнего; Николай Иванович потупился, Моргач отвернулся; Обалдуй, весь разнеженный, стоял, глупо разинув рот; серый мужичок тихонько всхлипывал в уголку, с горьким шёпотом покачивая головой; по железному лицу Дикого-Барина, из-под совершенно надвинувшихся бровей, медленно прокатилась тяжёлая слеза; рядчик поднёс сжатый кулак ко лбу и не шевелился…

Не знаю, чем бы разрешилось всеобщее томление, если б Яков вдруг не кончил на высоком, необыкновенно тонком звуке – словно голос у него оборвался.

Никто не крикнул, даже не шевельнулся; все как будто ждали, не будет ли он ещё петь; но он раскрыл глаза, словно удивлённый нашим молчанием, вопрошающим взором обвёл всех кругом и увидал, что победа была его…


***

Вот песня, которую пел Яков…

«Не одна во поле дороженька пролегала»


avatar
Татьяна Львовна

Сообщения : 84
Дата регистрации : 2014-09-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Татьяна Львовна в Пн 13 Окт 2014 - 14:38

Из комментариев в ЖЖ:


ingvar31

Песня вообще, явление удивительное. Мне пришлось испытать чудотворное действие песни на себе, во время работы на рыболовецком судне. Более двух месяцев мы находились в океане и когда нервное напряжение от тяжёлой работы и постоянных штормов достигало критической отметки, спасала песня. За рёвом ветра и шумом двигателя моё пение ни кого не пугало, а сам я мысленно погружался в мир песни и тем самым спасал себя от депрессии. Наши предки часто пели за работой и работа спорилась. Пели за столом, во время праздников. Песня была постоянной спутницей в жизни ещё наших бабушек. Как жаль, что приходится писать, была.




wavedsoul

"Пели за столом, во время праздников"
ах да. Не стеснялись, не находили в этом неловкости. Теперь стыдимся почему-то.
avatar
Татьяна Львовна

Сообщения : 84
Дата регистрации : 2014-09-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Татьяна Львовна в Пн 13 Окт 2014 - 14:40

Из комментариев в ЖЖ:

wavedsoul


Не могу сказать точно, толком об этом не думал.. но на уровне ощущений: мне всегда казалось, что это именно песни советские, именно из-за них никогда серьёзно не мог отнестись ко всей лжи, которой Союз обливали, в которой нас обвиняют; мимо сознания проходили все слова об "империи зла" - куда там! Такие песни никогда не могут из зла идти.
И почему я слышал, а так многие наши не слышали своих же собственных песен..


Re: wavedsoul

ingvar31



"... мне всегда казалось, что это именно песни советские, именно из-за них никогда серьёзно не мог отнестись ко всей лжи, которой Союз обливали". Очень интересное наблюдение. Народные песни, это часть культурной модели того или иного народа. Тексты песен и мелодии это в некотором роде продукт подсознания, а значит подлинность их неоспорима. Можно говорить о народе, или о человеке всё что угодно, но только по непроизвольным реакциям можно понять его внутреннюю суть. Через песни, ты самоидентифицировал себя с носителями данной культуры и таким образом, сработала защита, которая не позволила сделать тебя жертвой обмана.


Сознательная атака Запада

fedorova_tl



"...многие наши не слышали своих же собственных песен..".

Много думала, вспоминала. Внедрение западных худших образцов зацепило и повлекло в сторону молодых, неокрепших в патриотических убеждениях ребят - в чужую от наших базовых ценностей сторону. Мода на высмеивание (карнавал по Бахтину); "дурной тон" хвалить своё.

Но теперь, когда пришло осознание того, как нас "сделали" заклятые западные "друзья", надо поднимать нашу русскость на ту высоту, которую она заслуживает.

Запад, учинив русской культуре разгром с нашей помощью, пользуется беззастенчиво её плодами и считает, как и наши либероиды, что народу (создавшему её, заметьте!) культура не нужна.
Ярость пробуждается в русской душе, правдивой и чистой от веку.
avatar
Татьяна Львовна

Сообщения : 84
Дата регистрации : 2014-09-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Татьяна Львовна в Пн 13 Окт 2014 - 14:40

Из комментариев в ЖЖ:

опора на народную традицию

fedorova_tl



"...защита, которая не позволила сделать тебя жертвой обмана".

Лучшие советские поэты и композиторы опирались на народность в своём творчестве - и благодаря этому достигали такого полного восприятия своих песен народом,признания и любви людей. "И такие нежные напевы почему-то прямо в сердце льются".

"Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нём и так и хватала за сердце, хватала прямо за его русские струны".
avatar
Татьяна Львовна

Сообщения : 84
Дата регистрации : 2014-09-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Татьяна Львовна в Пн 13 Окт 2014 - 14:41

Из комментариев в ЖЖ:

vlad_mak_85


А как мне нравятся песни периода Великой Отечественной Войны. Просто за душу берут.
avatar
Татьяна Львовна

Сообщения : 84
Дата регистрации : 2014-09-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Татьяна Львовна в Пн 13 Окт 2014 - 14:42

Из комментариев в ЖЖ:

fedorova_tl

Rе: 



Без слёз слушать не могу...) Особенно теперь. И правда, почему не все слышали? Но может, хоть сейчас услышат, когда многое, если не всё встало на свои места.
avatar
Татьяна Львовна

Сообщения : 84
Дата регистрации : 2014-09-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Песня - Наука о литературе (Вып. 13)

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения